книга «В вышине глубины»

Издана книга — первая часть трилогии «В ВЫШИНЕ ГЛУБИНЫ»!

 

Приобрести электронный или бумажный экземпляр книги можно здесь: http://www.amazon.com/Hights-Depths-Russian-Kvila-Bristenia/dp/1480190101/ref=sr_1_1?s=books&ie=UTF8&qid=1352196026&sr=1-1&keywords=Kvila
a также в других магазинах, включая электронную версию: ЛитРес, kobo, Библио-Глобус, АЙмобилко, SVOY, BARNES&NOBLE, BOOKLAND, diesel.

Хочу поблагодарить всех друзей, которые мне помогли в издании книги и огромное спасибо Руслану.

В проекте принимали участие:
модели Анастасия Портная и Ольга Иванченко
визажист Мила Осадчук,
фотограф Анна Диденко,
артменеджер проекта Татьяна Хорошко
дизайнер картин Квила Бристения
дизайнер-верстальщик Мик

НЕСКОЛЬКО ФОТОГРАФИЙ / бэкстейдж с места съемок трейлера книги.

 

 

Несколько стихотворений из книги:

 

СТУПОР В СТУПОРЕ

ступор в ступоре как круг в круге
как квадрат в квадрате спиралями вскакивает
иглами накатывает тыквенными соками
зигзагами
я взбодрить вольна все обособленное над гранями загранитными
магнитами пластиками латексными буграми
не сыграть ли нам негой фраз в салки пестрые?

поострей выбери чтоб добрать баллы неотесанные выбеленные
простыни подолы крестики
крестики
крестики..

многоликой свастики мистики оскал ореолами блещет и манит и манит и

облако в облаке на вертеле стынет вертится
эта ромашка пока еще светится кругом в округе цветет с небоплесени
жалом не стала
устала
плесни еще плиз этой жутко-зеленой мерзости

в ступоре ступор круг в круге в квадрате квадрат в тире
тир..
крестиком крестиком
каждым стежком
тебя все еще тешит надежда на перемирье в медно-окаменелый рупор?

комом над лужами под иллюзорным флажком корни ступней пластилином
на ком
в этот раз стрелка задержится?

мне не знаком этот томно-виниловый взгляд
разве что прежнего вкус слякотью губы тревожит
мало ли чей циферблат
и что же теперь
в ад?
тоже мне ступор.

 

ПОТУГРАНИЧНЫЙ ХОЛСТ

я холст
безграничный или с границами
или просто границы меня условны
или непросто

улов у волхва в старице не столь велик каковыми мои
иссохшие родники страницами странниц жриц ымразей оглушают

шалашная тебе собутыльница из рода безкрылых!

синицею говоришь пылится в руке?
керосиновых бомбардировок апельсинами вафельницами больницами
жди
неровен час неловок шаг
того и гляди без остановок
пусто-порожними разговорами воров сворами маяться
у врат

острие в ножны
возможно стравим спорами териаковый компот
наливай
не осторожничай
ишь как

тарантасы тарантулов с гамом таранят
тальниковы вожжи
шрамят
зоны обнаженные парадов карантинно-дерматиновых взрывая выкорчевывая
корпораций имплантированных
коматозом
по затылкам газонокосилками в противогазах чтоб не заразиться
во все лица улыбаясь костлявые в полный рост вознесенные
внося ясность пережеванную
выжатую сквозь прокаженную сетчатообразную травертиновую почву
мысли

непросто условны меня границы иль просто
падает ниц
оползнями поползновений

потуграничный холст

 

УГЛЫ КРУГА

все мои *я* разбрелись по углам круга
лезвие у кого в руке у кого метла у кого подпруга
не до недуга когда досуг провести предстоит с *я*иной
не до лести не до испуга
скорей
в муках на лестнице винтовой вниз головами
гвоздями гробами рвами седою травой
оголенными проводами постапокалиптическй мостовой

критический хохот
натянут нерв
прерванных вздохов
тел изощренная похоть эпохой немых фонарей
лампочек перегоревших исходом хвастает
лязгает языками встрясками окаменелых клешней

душно на ринге

воздушна иная*я* слишком для дел секулярной секирной копоти
рокотом вертела штопором ропотно все же в канву жижи коконов вброшу чудаческие бумеранги
картонные вырезанные снежинки солдатики кубики-рубики в кровати
чего только не обнаружится
как в лабиринтах Фавна

туго в смежности глыб

плавны движения легкой перьинки
взгляда не оторвать
даже не слышно выстрела

пока неказистые мои *я* расцарапывают углы
круга

 

БОСЫМИ СТУПНЯМИ

босыми ступнями касаешься клавиш рояля
медузой
вжимаешься в комнаты затхлую просинь

попросит
безумец сквозь стекла сквозь окна сквозь калейдоскоповы ставни
черты твои
впишет
срываясь с моста в водопада прозрачную млечность
свежайших
охапкою стылых за отзвуком нового беглого шага

за дрожью колена
за кожей изнеженной страстью и неприхотливым заката румянцем

взгляд робкий в зеркал отраженья в округе
небрежно укутав
изящество статуи пылкость упругость изгибов
покорно прильнув к аромату блаженного веками скованного и губами
дыханию вечности
под
воротником

и по встречной наперекор так знакомым манящим и жаждущим чарам
и чтобы рискованно
чтобы запомнилось
чтобы..
по всем векторам

босыми ступнями касаясь рояля несведущих клавиш
излить в звуках света след на песке вдалеке

пора
на кинопробы.

 

ГУБЫ СЛОВ

чтобы там ни было
как бы там ни было
я
сижу у окна
подоконника краску на ощупь на вкус под ногтями
искусно царапая не отрываясь от грубости скупости губ твоих слов
жадно лапая влажные трещинки тела тьмы обезумевшей
вновь на замки
натыкаюсь

мы же могли бы прорвать
мы могли бы пройти любой квест что на пути мог возникнуть
могли б развернуть ветви вспять
мы же с тобой твою мать магам всем чудо

буду слегка откровенна

стою по среди пустоты словно окаменела
не ты ли карябаешь мелом слова с букв заглавных на скалах моих незабвенных?
не ты ли
рисуешь сквозные миры
и дыры в них чтоб твои черви могли внутрь поглубже сквозь нервы пробраться и яйцами обосноваться в коконе гнили
не ты?

в по’ля пыли’ разноцветные прыгают разноигривые тени моих светлячков
мотыльков
от уколов придется на время отбой дать пустым подоконничьим песням седых кукловодов
головы-то мастеров знатных как-то неловко так сразу на виселицу
веселятся пускай коли могут
к тому же сгодятся еще когда может прибавится проку вдруг
ну
в гардеробную бросьте и занавес занавес с выси спустите багровую

вам там удобно? что ж зал-то сегодня пустует
номер давно готов
я
все сижу у окна
осияная сценой
царапины эти на коже в ложе ближайшего ряда стынут

что ж
если и было там что в хороводах скитальцев
в тишь
поцелуй слов потресканных ложен и даже рассеянно-зыбкого взгляда
не стоит

и раз такова цена
не ощутишь боле пылких усилий несведущих пальцев.

 

БЕГРАУНДЫ ОРКЕСТРОВЫХ

компакт диски компакт брызги
визг отключенного телевизора
приглушённый заменили
обиженный спит в пыли опер мыльных стонет в тыле пустоты информационного простора
тоннами
диктофонные микрофонные и иные фонные беграунды сонные
оркестровых
архивздорных с гор спустившихся в мое море виски попить английский

это ж надо как завелись с утра
по траншеям в проводах повисли в гуще мысли гнетущей с неприсущей горчинкой на вкус едва различимой
не пора ли вычленить сердцевины из картин в паутинах чердаков
безымянных
дневников бессмысленных истощенных вымышленных миров пластилиновых
парафиновых слов румяных?

о
опять этот пафос дураков
называющих себя всевластными
мотыльков крыла и то покрасочней чем песочница эта городов златовласых
златовшивых дворов атласных
вдоль аллей куполов звездою потухшей от стаи отбившейся в рой облаков
к богов разношерстной планете
по крышам не чувствуя днища будничности пепелища в вирте
многословно
потрескивая сигаретой в глаза дымит
словно раздета хоть облачена во все длинное белое
где-то
невольно задумалась.. а почему бы и нет
если выключить свет может останусь довольна
вполне
на корабле при луне и волнах не выходя из кровати
накатит иллюзия жизни
яркая томная

диски компакт брызги и оркестровых беграунды сонные..

вот и я говорю
хватит.

 

В ШУМНОМ РАЮ

сквозь стену безмолвия мне по ту сторону больше и слова не втиснуть
не входит
как ни проси
грезами млечных ромашек поля твои осеменяя
кружась по оси
сменяясь крылатыми паззлами в памяти некогда бывшей незыблемой и неземной
в воспаленном твоем
рубиновыми ручьями
ничья так и хлыну на встречу твоим бесконечным несущимся между ветрам
да разве не нам незабвенное дно глубины отыскать суждено?

возможно не нам но
потоки пульсируют режет глаза свет реальность троится и я на пороге нагая несу тебе ночь
повязкой венком
ладонями сзади застывшими и на губах прохладная дрожь
ты же мог бы
почувствовать это еще раз хотя бы на миг на другой
такой я еще не была
внутри
ожила водопадами водоворотами эти врата твои смыла вода вода выше и выше
смотри-ка и крыши покрыла и ни следа от вирта ни души в этом шумном раю
я пою едва слышно
твою
задуманную затуманенную с выражением верным
осмысленно так вдохновенно вхождением каждый наполнен последний шаг
в пропасть

безумие? что ты
не время еще
не покончить так просто с виденьями хоть вырезай вычленяй расцарапывай
мне
сквозь безмолвия стену ни слова не втиснуть
зато
эхо стона
на всю выжимаю громкость

гляди
мои свечи твои зеркала разожгли
что ж
неотвратимой жди встречи
в полночь.

 

НАРАСХВАТ

три два один старт
азарт аватаров дыханьем внутри
ринется в такт незатейливым шалостям
балуемся
в румах придуманного вирта

а коль так
то и я малость прильну прытью
чтоб не дремалось

врите в глаза оболочки промозглостью
балуйте фальшью страстей вихрем
жгите
жажду великую дозой восполните
плавайте в ней коль игнорить осилите
боль

с ночи бодрствую
с вашими томными лицами
рядом
взглядами масками в тон безразличия
мыслями тусклыми да междометий бесплодных страницами
прямо в пространство тоски обреченно-пустынной
ниспосланными

о собеседники
не заблудиться б и вам в лабиринтах парящими птицами
в меше текстуренной икс-пустоты по беспечности
не отразиться бы на зеркалах своей жизни просроченной
откликом эха б не стать обесточенным

впрочем
игра веселей когда можно найти сумасшедшего
это понято вполне
избежать скуки
руки ему заломить и прыть попустить вспять чтоб неповадно

а я нарасхват

эй игроки
три два один старт

 

МЮНХАУЗЕНАДА

ворох этих застывших писем как ты говоришь в чьи-то сердца
станет ли пеплом ничтожным в выси или останется в них
так им и не став?

возможно неважно
важнее что продолжаю отважно и наперекор

на безумье похоже
на вздора нелепую смурость

в сумрачной неге квартиры
локтем задев непокой
снова пишу

спросишь кому? — не знаю
да и дело какое
тому кто зевает за завтраком чай распивая иль все еще где-то сражается сном наяву
иль рядом лежит на диване лаская грудь мою
иль ее
иль просто тупит в потолок взглядом..
мало ли
разве я знаю кому?

все это словно муть
мюнхаузенада
вымысел
чисел случайный отсчет

в полудреме

ночь желтоглазая сладкою ватой истомы по жаждущему лицу в преддверии комы
ворох взъерошила писем застывших
летают по комнате в виде сомнительных листиков с буквами
даже не образы
так
одно их подобие

жалкие блеклые
и неудобно как-то
ведь так каждый раз писалось взахлеб целебным казалось и нарасхват пробивало сердец слепки..

теперь листопад в клетке
не боле.

 

ЭКЗЕМА РЕКВИЕМА

когда ноты дыхание на пределе
и ты при деле и я
дилемма незыблема
зря
под флагами крайности так раскачали качели

пошли на попятную
пятнами
тело любви украшает экзема реквиема

сетуем все друг на друга да на чужие миры
сомнения множим
дрожим
движимы страстью своих чердаков разузорить пыль
зловеще-фатальную

похлеще астральной по магистрали неслись всевластною связью
скользью теперь на нейтральную
вроде как рядом взглядами
но
признайся
ведь порознь
то ль фонари не сработали
то ли факиры наши с тобою мертвы
не зажигают боле
то ли просто ушли куда
по городам иным где нужнее чтоб избежать дремоты

..впрочем стоим с тобой знаком вопроса
над колией заброшенной трассы
заросшей
в точке выброса в зоне сноса

несносно дыхание этой ноты.

 

ПРОЗРЕНИЕ РЯДОМ

опустошение
все отношения эти
как трения между прозрением и угнетения телодвижением
тление гения с виду блаженно
с изнанки
останки сомнения
бренные рамки

атаки скольжением
рюмки дешевой программки уныло в ряд
встали
самцы самки пешки да дамки на куртизанки приманку
клюют
с головой
в омут пьянки
а как по-иному когда вокруг лишь холода
так по-земному жгут?

рвут голубою рекою в песков лепестки
на куски
провода
жмут зажимают в тиски виски благой нимфоманки-гурманки

светит маяк
в яме бездумного перепросмотра галлюцинацией смерть
и сует каждый нос
за ответами твердь сурдовопросов
что ж
впредь не раздеваться на людях

встретит кто-нибудь третий
авось
встрянет занозой ошейником как вакцинация
и не отказывай
ты ж уже взрослая благоразумная леди темноволосая
и в отрешение сразу
словно тебя просит стадо

нет
не надо

без этих вот трений давай
становись на колени
прозрение рядом.

 

ПРИУНЫЛА

да я мазохистка
да я суицидка
да я параноик
да беспрецедентна
да трансцендентальна
недоэкстравертна
сверх амбивалентна
пространственно-зыбка

да я извращенка
да я истеричка
изысканно-нервная
социапатка
конечно со мной ничего не в порядке
ни в проруби ни на кресте
не отлично

безликие тени как стражи у входа
мечем по телам их обугленным свежим
и кажется брежу все реже и реже
но нет же
я режу
в агонии сажей

ах как это сладко
рыдать умиляясь
сменяясь смеясь беспредельно да слишком
бесцельно бессмысленно да безраздельно
ласкать свои щеки дождем шумным в слякоть

стонать сквозь миры
на замки закрыв двери
вкушая
потери
выбрасывать за борт
какое же благо
и разве что надо
когда все так мило когда все так лестно
когда идеально
и даже не тесно в себе
и в иных

да
считай приуныла.

 

СУБСТАНЦИИ ДУШ

субстанции наших с тобою душ
в вязкую вяло ввязались вечность
так безупречно вдвоём в подвенечных
млечности танго с разбегу в глушь

бездны

смотри не нарушь
взаимных безумств
льда
толщи
на поезда мы с тобою похожи

прохожие в нас садятся и следуют
от остановки и до остановки
ловки шаги то за окнами то
внутри
мнимо исследуют

субстанции наших с тобою..

мимо

своею победою
кичатся тычутся бьются в истериках
где-то по телеков по пластилиновым плоским экранам
мурашки ползут одинокие
пьяные
в норы шершавые нашей с тобою субстанции мелкие серые и недалекие столь
а хотелось..

ты знаешь как мы называемся?

..нет
пароходов беспечные формы в зигзагах похожих на гладь волны
томны
гудят .. будят
все эти метаморфозы парят над гудроном твоей-моей местности облачной

да я от бессилья и с рельс сошла
видишь
дышала дышала да все в никуда
ложь

твои провода как поводья
и в воду бы канула
да
эти субстанции..
танцы на призрачных станциях..

как тут уйдешь?

 

Опубликован список 100 получателей книг из 10 стран!

Обращение к читателям: