Я уже / она-kot

Я уже не получаю удовлетворения
От всего написанного,
Мною сказанного.
Всё сделанное искусственно,
Всё как заказано,
Всё так алмазно, но совсем не трепетно.
А мне не хватает моих ночных слез
Детских, искренних,
На смену им пришла мудрость
Со своей гладкой безупречностью.
Я уже не смотрю на эту жизнь
Так нараспашку неистово
И не страдаю от осознания своей
Безликой конечности.
Я уже спокойна и мастито размеренна,
Я уже при Боге или в шаге от этого,
Я уже не кидаюсь слов букетами.
Лишь гладко выбритыми, расчесанными
Монологами,
Диалогами лишь холодными,
На огне эмоций не разогретыми.
Мыслями не рваными,
В фольгу метафор завернутыми,
Одетыми.
Я уже не взбалмошная, не истеричная,
Столь же прямолинейная, но не обжигающая,
Я консервативная, до скукоты этичная
Цинично прозаичная,
То ли мелочная, то ли слишком личная,
Я уже не та…
Я уже не маленькая, в чем-то взрослая,
Не плачу, не напиваюсь от несправедливости,
Перестала биться головой об стол,
Посылаю тех, кто дешев,
Но сам не шел
И не вспоминаю о своем
О прошлом…
Зато по-прежнему думаю
О вечном.
И живу в будущем.

Коллапс / Глаза Голубой Собаки

голосовыми
вязками
выбираюсь
из немости
нежити
в индикативное
настоящее
стеклодождит
моросью
стеклохрустит
наледью
коллапсическим
вывертом
памяти
по абрису
кристалльному
недоспаянный
недоваянный
из недомифа
я недоизгнанный
недоправдою
недосрубленный
синим
берегом
недопринятый
дикой
пустошью
недожеванный -
из высотности
неотринутый
по следам
лошадей
недострелянных
в непридуманный
мир
иду


Одно слово / sashico

Мне сказали: «Стань птицей!» –
я выкрасила перья в синий
и стала летать над твоей головой.

Мне сказали: «Стань временем!» –
и я выбрала, нет, не ночь, а раннее утро – между четырьмя и пятью часами –
когда ты просыпаешься и больше не можешь заснуть.

Мне сказали: «Стань музыкой!» –
это было легко – я стала «Лунной сонатой» Бетховена.
Она всегда в твоём плеере.

Мне сказали: «Стань ребёнком!» –
я каждое утро приходила в детский сад пораньше и смотрела из окна
на тебя, спешащего к своей машине.

Мне сказали: «Стань вещью!» –
я превратилась в маленький листок с формулой,
который ты приклеил на компьютер, чтобы не забыть.

Мне сказали: «Стань никем!» –
я стала словом в большом словаре,
которое ты никогда не прочитаешь.

Мне позволили быть собой,
и я испугалась…
Почему-то всегда легче быть кем-то другим.
Но я попробовала подойти к тебе и сказать три слова:
Я люблю тебя.
У меня получилось только:
Я люблю…
Или просто:
Я…
потому что люблю я произнесла почти неслышно:
Но ты ответил:
Я узнал тебя! Ты летала за моим окном вчера утром где-то между четырьмя и пятью часами, в плеере звучал Бетховен, и я вспоминал глаза ребёнка, который смотрел на меня из окна. Я увидел формулу, записанную на маленьком листке, и вдруг нашёл решение. Тогда я достал словарь и прочитал там одно слово…
стихотворения-победители:

лучшие стихотворения:


удачнейший юзерпик / Зося Мишкина

скороспело принятое решенье — эмоциональный всплеск.
сразу хочется нахваливать себя, украшать эпитетами.
появленью света в душе часто предшествует злой гротеск
(так ступени храма в сумерках кажутся чисто вытертыми).

переходишь дорогу и понимаешь вдруг, что наверху — тупик,
улетать-то некуда. И на двойной сплошной задерживаешься.
дома тебя в зеркале заменяет твой удачнейший юзерпик,
отчего настроенье делается вовсе безжизненное и женственное

Садхана / Гай Корнелий Сципион

Моя садхана
Скачет по кочкам
Эмпирических
Образов мира
Путь к истине
В дебрях обмана
Поиск себя
На ступенях
Надира
Череда инкарнаций
Межэфирных
Иллюзий
С громким названием
Жизнь
Стандартный набор
Вариаций
К теме
Бессмертья души
На фоне войны
За себя
Личной моей
Бхаватгиты
Где суждено мне
Гореть не любя
И быть
Стократно
Убитым!

рай / Искандер Кю

1

отмечаю точки на пути
в которые сунусь потом с головой
рядом с каждой по гильоти-
не
во сне
на дне
под глубиной

2

каждый шаг осознан будет
управляем высшим мной
сердце в равновесье с грудью
разум с прочей головой

3

я ни прав и ни лев – мне пох
если что – то пошло всё нах
если кто – то пошли все вох
наше всё – мы
Акбар Аллах!

4

мы лежим на мохнатых брызгах
мы бежим по событиям трав
мира сыр мышью мозга слизан
на сердцах вспенился рай

5

…и жизнь моя как рельсы, а тельце поездом по ним идёт.
и чувства с мыслями толкутся, как народ.
и совокупность этого метрА
есть Я. такая вот Игра.


Я желтым Яблоком/Головнина Мария

Я желтым Яблоком
Низко на ветке
Близко до неба
Ветка качает, как в колыбели
Кто-то сорвал
Надкусил – кисло — выплюнул

«Мы» — как известно не существует
Задумала гадость
Пустила два шарика
Вниз по откосу
Я думала, вместе им будет легче
Том Сойер бросал
«Брат сыщи брата»
Друг о друга разбились
И мелким осколком поранила палец
Пытаясь их склеить

«Мы» — это странно
«Мы» — похоже на притчу
Рассказанную на поляне
Тем, о котором до сих пор спорят
И кто-то не верит в Него
Упорствуя день ото дня.

Мы инь-ян
Каждый день отмечая
Галочкой равенства,
Но «мы» не бывает
Пыталась сломать инь-ян ровно
Не получается
На мне все равно остается
Свет того белого
А на тебе
Тень моих жизней

Ты. Настолько отвыкли.
Что смотрю сквозь не вижу,
Не чувствую цвета
«Ты» — это что-то забытое
В детстве
Тайничок с кучей фантиков
Мамин подарок

Я желтым Яблоком
И так по кругу
Пока хоть одно
Из верхних понятий
Не обретет вдруг смысл.


Незабудка / Виталина Варга

Вечер ветшал, протирался до дыр.
В «Штофе сиреневом» шла «Незабудка».
Город затих, замерзая как будто,
Вяло вдыхая дурманящий дым.

Сценки менялись, коктейль замешав,
На украшение – крысины тушки.
Главный герой – грациозно бездушен,
В лацкан – цветок на четыре гроша.

Созваны пошлой актрисской в лицей
Бледные мимы и дохлые кошки.
Цветом инферно пахнуло истошно,
Зрителей зримо меняя в лице.

Кутаясь зябко в дырявую тьму,
Маг притулился у старых подмостков:
Дремлет, загрезив о юности блёсткой –
Кажется да, лет пятнадцать тому…

Замер. Задумался. Вовсе исчез?
Так, невзначай, заплутался в забвеньи.
Раз пропустивши морозец по венам,
Свыкся, и то почитая за честь.

~~~~~~~~~~
Красным костром возгорался рассвет –
Морок (о, ах!) оказался непрочен,
И отряхнувши бредовые ночи,
Облачком в льдистой поплыл синеве…


О СКИТАНИЯХ МЛЕЧНЫХ И О ЗЕМЛЕ / Л. Нервания

I. Дао без нижнего

Кто же может мешать летать мне
В сумасшедшей той Пустоте?
И, раскинув руки, стонать – YEAH!..
Вечность – это моя постель.
Вот во мне расбросалась вечность
Временами – то здесь, то там.
Я в пути – параллельновстречность
Добавляю в кофе, как спам.
Пью ветра из кофейных чашек
В подворотнях космичных трасс;
Из-под длинных мужских рубашек
Мои ноги смущают вас…
Эта стройность так возбуждает,
Эта кожа нежна, как я;
Это дао во мне сияет
И без мини-экзобелья…

II. Вспоминая себя

Я ликую, себя вспоминая!
Я ликую, ликую, влеку –
С тела осени платье снимая!
Я в строке – и тебя всю в строку!
Милой вечности странная прихоть,
С сумасшедшинкой чудный каприз…
Незаметно так, тихо, но лихо –
Точно вижу тебя изнутри.
Вспоминай же, моя дорогая!
И во снах вспоминая себя –
Мы, наверно, из комнаты мая
Перейдем – в коридор октября.
Поцелуй моё Я перед входом,
Перед гранью последних начал.
Я хотела бы стать твоим вдохом –
Только здесь вдох тебя мною стал…

III. Земля

Не забыты тревожные речи.
Все какие-то грани, края…
Оплывая, как память, как свечи,
Ждем и жжем… И грядем. Ты и я.
Мы беспечно поделим здесь землю,
А она нас – там объединит.
Мы на ней стать хотели теми ли,
Кто над ней с парашютом летит?
Пусть ответы живут без вопросов,
коль вопросами красен ответ…
Мы пускаем моря под откосы,
Соответствуя падшей листве.
И земля для листвы безраздельна –
Потому что одна и на всех.
Оттого и стреляет прицельно
Нами в каждой из этих прорех…

IV. Дети

Посмотрите, как мало нам надо:
Танцы, музыка, игры, инет…
Ах, любовь… Тени райского сада –
В чудном мире, которого нет.
И куда мы идем, и откуда…
Странен мир, на котором печать.
Я останусь с тобой внутри чуда.
Я останусь – любить и желать.
И она подмигнет, улыбнется –
И раскроет объятий постель.
Нам о’кей на поверхности солнца,
Солнце – наш всевоскресный отель.

Улыбнувшись такой непонятке,
Дружно за руки дети взялись…
Как в лесу – голышом, без оглядки –
Побежали от этой земли.


ТИШЬ КРАСОТЫ / Л. Нервания

как стильно опадают листья сакуры гламурной
подрезанные пулями из автомата моего
тишь красоты я созерцаю


Марш согласных / Борис Рудин

мы меняли
свободу
на пойло с корыт,
на холопство у божьего трона,
и желали одно,
чтобы
путь был открыт,
в эту зону, в эту зону.

закодировав
души
для сладких утех,
мы
махали друзьям на перронах,
принимая
за старт
наш последний забег,

в эту зону.

ничего
не заметив,
не веря глазам,
примеряли удачи корону,
каждый
верил,
что путь
выбирает он сам,

в эту зону.

продавая
судьбу переспелым
вождям,
за идеи
ведя
оборону
Расчищали дорогу
своим сыновьям,

в эту зону.

поднимая
рабами
знамёна вражды,
и ногами пиная икону.
мы
идём
стройным
шагом,
смыкая ряды,

в эту зону!


Страх / Борис Рудин

Где прошёл
там всюду смерть-
пышет жаром
в спину гарь.
Рвёт на доли
жизни плеть-
календарь…
РаспластАнные часы
горем терпким
в забытьи
Разведённые мосты-
дни.
Сколько струн
стальной тоски
пальцы ломит
гриф тугой
Посидевшие виски-
той
для которой
этот свет,
для которой
божество,
не законченный сюжет-
зло
Вопросить
или смолчать,
или просто
лечь на дно.
Или просто потерять..
Но
сквозь метель
мне прокричать
в зимний лёд
людских сердец-

я твой нежить,
демон,
тать
и отец.

Лампочка / Павел Баринов

Иногда он возвращается домой
Очень уставшим
Достаёт из холодильника
Старую лампочку
Он кладёт её к себе в рот
И неспеша похрустывая жуёт
Глотает цоколь стекло плевком
Отправляет в окно
Потом берёт деньги
И идёт в пивную
Так вот откуда в нём
Появляется свет
Особо им ценимый
Стоваттный!!!

Без названия / Awispa

Устала…
Улитка в домике.
4:00
Устала.
Ключи от дома утеряны.
Гаечные ключи,
разбивающие вдребезги
время,
в брызги
кровеносных сгустков.
Вбрызгни
в мышцу
волшебное зелье,
ускоряющее пульсации
шишковидной железы.
Устала.
Оса в улье.
Я в домике.
Бейся-бейся о стекло
повседневности
неизбежности
словесной тупой безбрежности.
Бейся-бейся, колокол,
в надежде вырвать себе язык…
Что было, то утекло.
Что было — того никогда не будет.
Родина-мать, нас не забудет.
Родина — мать? Не забудет?
Снег и ели. Танцевали и пели
На похоронах
И свадьбах
Девицы с белыми лицами
И длинными ногами
Давились пирогами
С джемом
Из моего прошлого
Милого и пошлого,
Как Садам на рее.
Скорее, господь, скорее
Сворачивай свою канитель
бесконечной вериницы страданий,
исканий,
метаний,
терзаний.
Я верую — мне легко.
Но им-то всем какого?
Какого им всем?
Кто глух. И кто нем.
Тем, кто не в домике
в 4:20
осается только смеяться
мириадами искр
вместе с Гете.
Они похожи на идиотов
порою
своей наивной как круг красотою.
Я бы тоже смеялась легко и звонко,
Так, что у тебя б,господь, полопались перепонки.
Но я устала!
Я в домике! В домике! В домике!
От которого нет ключей.
Ну, давай же — войди, посмей
сделать этот неловкий шаг,
быть может, я не решу, что ты враг,
и не начну завывать,
как раненая сучка,
отлученная от случки
выстрелом,
вывихом века,
безумием Человека,
что травит всё живое,
тёплое и родное,
Быть может, я не стану
забиваться под лавку
искать выход
из тупика,
скулить, как от пинка
под дых.
Кислорода мне итак уже давно слишком много.
Гипервентиляция — это тоже путь к богу.
Как ЛСД, 2сb, 2се,
И разные другие костылики
Для двуногих тварей,
Возомнивших себя крылатыми…
И даже слегка распятыми
своим невезением,
принятым от рождения
с первым криком 4ой матрицы -
впрочем, это тоже повод смеяться.
Ты не стой на пороге.
Дует.
Входи.
Lets do it.
Протяни руку, мне это надо.
Сейчас.
Я никогда не прошу просто так -
Я всегда сама несла знамя,
Но я устала.
В 4:40 оно упало
и красным покрывалом растерзало землю.
Кто был последним, станет первым.
А мне быть осой в улье.
Улиткой в домике.
Буквой в слове,
которого никогда не произнесешь,
не нацарапаешь,
не выхоркнешь кровью
на асфальт,
на котором я уже распластаюсь солнцем
панельных трущоб
к тому времени,
И буду беременна
От самой себя.
Самой собой.
У улиток, знаешь, всё как-то сложно с размножением…
Ну, улыбнись -
Сделай натяжное искажение
Своего лица.
Эгей! Бог! Мы же ждем конца!
Его обещают через 5 лет -
это ж совем недолго… недолго..
А если нет? Вот это будет хохма:
если мы умудримся не сдохнуть…
Люди — на редкость живучие гады -
жрут сами себя
тысячи лет
И этим сыты и рады.
А я устала
От канибализма.
от метабализма
в моем организме,
от ненависти
от лизоблюдского пацифизма,
от опиума для народа
и герыча от него,
от двоичного кода,
от всего того, что говно,
от кредитной системы
от бессонницы в 5 утра,
от коммуникативной схемы,
где за а — идет b, а за b — a.
Мне пора отсюда. Пора
пробить головушку зеленым лучом
и торопиться за забытым ключом
от домика.
Чтоб выпустить на волю белого кролика.
А самой впасть в кому,
где все просто и знакомо.
Милый дом.
Устала.
5:22.
Болит голова…
Опять болит голова…

Протяни мне руку.

Если, не спугнешь,
Я заражу тебя скукой.
И всякими другими болезнями ума.

Протяни руку.
Оса жалит лишь раз в жизни.

когда в 5:44 остается одна.
Со своей черно-желтой параноей,
Нехваткой серотонина
И тоскою
По мужу.

Протяну руку.

Осы дохнут, когда кругом такая стужа…


Луна уходит по-английски / Глаза Голубой Собаки

За полосою времени спят пустыни
со всеми ветрами, со всеми колодцами
жаждой земного ядра и лунным светом
в ресницах одного чудака,
старательно чеканящего скороговорки
набитым камнями ртом,
чтобы суметь рассказать кому-то о главном
достоверно-правдиво и правильно,
каким же должно быть внутреннее пространство,
сжатое до нуля, чтоб донести
по скользкой тропе иллюзий,
как безоружный охотник идет
за синею птицей,
или рыбак за неуловимою рыбой,
и я теперь знаю -
для каждого существует
непостижимое предначертанье потерь,
и говорю себе:
- Держись. До последнего.
Отчаянья дальше, описаний дальше,
расписанной по параграфам жизни,
как чьей-то талантливой прозы,
неважно, срифмованной или нет,-
полоснет по венам,
спустит время в канализацию,
сбросит на произвол судьбы,
ты настолько ближе себе,
насколько далек от мира,
живущего скоростями,
где жадно рвутся в Нирвану,
где смеются, плачут, кровоточат,
где одни сражаются со стихиями,
с ангелами — другие,
я же спорю, срывая связки,
с реалом зеркальных осколков,
споришь и ты чаще с самим собою,
и никто не знает, кто кого побеждает,
на каком этапе и вираже,
возможно, это ОНА -
Неуловимая Рыба или Жар-Птица,
или двуликий китайский круг,
в ситуации ассиметричного натяжения
ты пишешь, пишешь стихи,
или они пишут тебя,
даже сейчас, когда луна,
уходя по-английски,
оставляет шлейф пустоты,
за которым уже
не расслышать ответов…


Живая / Глаза Голубой Собаки
Г.С.

..а я оказывается живая
и когда я этому удивляюсь
то всегда радуюсь и смеюсь
и окончательно не проявляюсь
(так хотелось бы иногда) а измысляю
что-нибудь еще удивительнее о жизни

и потрясает разница
между мной и травинкой
в открытом поле
между мною и львами
между мною и островами
в безвоздушном пространстве
между мною и числами
тройкой или семеркой

признаюсь имеется такой грех:
я слишком серьезно отношусь к траве
я слишком серьезно отношусь ко львам
и к безукоризненному
перемещению облаков по черепушке планеты

а сквозь случайную рану на пальце
вижу как сквозь бинокль боль мира
и свет в конце того самого коридора

путешествую и даже частенько
на маленьком плоту
по овальному океану фантазий
и возвращаюсь к исходной точке
но по-другому

незабываемое зрелище -
карта вселенной -
просто рассматриваешь
свою детскую фотографию
твое затерянное время
и никакое объявление
самыми жирными шрифтами
на столбах
газетах
или по радио
не даст ни малейшего шанса
когда-нибудь его отыскать

я разворачиваю свой
исчерченный иероглифами
папирус
и то что в нем можно
расшифровать
это поэма
посвященная одному тебе
а значит — и миру

время
миг за мигом
возносит одну за другой
крупицы меня
и только твой силуэт
неизменно всегда оставляю
между фазами сердца..


G’амлет / Marina Selfrazor

Нет ничего от терзаний Гамлета
Ни один не нов..

Мы все платим по счетам –
Ни в кредит ни в долг не дают –
Только твердой валютой вечности да водой Стикса

Вопрос отчужденности и прозрачных коконов вокруг каждого
Поднимался всегда вследствии своей неподъемности

Чего ты хочешь?
И чем ты заплатишь?
Нет, меня не интересует белое пятно твоей души
Кровь?
Безнадежно устарела…
Кроме того..ты ж понимаешь – гемоглобин, холестерин…
Чего хочу я?
Разве сфинксам загадывают загадки?
Разве богам задают вопросы?

Подумай…
Нет, я не пущу тебя в город
В жизни только одна попытка…

Прогуляйся –
Посмотри: у тех ворот
Тела твоих предшественников

Убийца не запугивает жертву –
Страхом наслаждается кто страшится поднять нож
Упиваясь властью как кровью –
Года точат зубы до остроты клыков

Откуда в тебе такая бледность?
И где шляпа, трость, манеры?
Вечность жизни души не дает тебе право высокомерия

Я не читаю моралей.
И лекций тоже –
Я не Лектор
Хоть и возможный Ганнибал

За что?
Не смеши меня –
Ничего не происходит за что-то

Выброси из головы причины и следствия –
Они не больше перхоти
Но так же мешают

Это все из области ваших фантазий –
Вы же все заняты поиском смысла…
Эра великих Змей и Ящериц была величественнее..
Особенно после того как ягуары стали требовать жертв…

Еще не решил?
Ну что ж..
У меня впереди вечность –
У тебя только жизнь
Неявка невозможна
Я – твоя неизбежность.
Твой вопрос времени.

К чему эти всхлипы и терзания?
Кому ты молишься?
И зачем на лбу кровь?…
Почему ты веришь в него сильнее чем в меня?
Ведь я – твоя реальность – видимая и осязаемая…

Смотри:
Ведь он ничего не делает
И позволяет мне все…

Мефистофель?!
Сколько же вас таких… — поклонников
Этого старого немца..
Как же вас легко обмануть коли вы рады…

Ты можешь убежать
Но ты обязательно вернешься
Дело не в безвыходности
Просто..наступает момент когда выход только один –
Вход

Не кричи!
У меня болит голова…

Танцуй
Танцуй раз все сломано
Танцуй на своей могиле…
Ты можешь даже плюнуть на нее
Перейдя черту…

К чему мне твои дары, волхв?
Что ты можешь мне предложить?
Богатство? Поэмы? Наркотики?
Сложи их все у моих ног
И сожги.
Пепел – их истинная цена…
От них все еще исходит жар…
Развей веером и впитается во все что тебя окружают
Даже в тебя самого –
Как разум и сила
Побежденных и съеденных врагов..
Кстати..
Кстати какой из двух вопросов тебя пугает сильнее?

Да. Это твой брат.
Нерожденный –
Его убили быстрее чем воздух

Здесь он взрослый
Здесь он настоящий
А не каким вы его сделали в своей мнимореальности..

Он ведь умер из-за тебя, знаешь?
Его убийца – ты?
Просто не дорос пока до Эдипа…
Но твоя святость не смывает кровь с рук
Крест не умоет их
И твое покаяние ничего не меняет
И твое «больше не буду» недействительно в прошлом.

Успокойся.
Хочешь сигарету?
Бокал вина? Капельницу спирта?
Теперь можно всё -

Война закончилась

Мир закончился..
Вселенная подошла к концу и посмотрела вниз
Там высоко и мокро
Там водопад и скалы
А лава все течет по венам
Горячит кровь…
Она вызывает зуд
Она вызывает боль
Она вызывает духов твоего прошлого
Она вызывает тебя…

Что-то покрепче?
Зачем тебе пистолет? – ты же не настолько наивен
Чтобы стрелять в меня…

Нет, он не сильно страдал
Ты же понимаешь:
Когда тебя вырезают как сердце-вину яблока –
Ну какая тут может быть боль…
Да и скальпель был хорошо заточен…
А скальпы уже не снимают…

К чему тебе его имя?
Он все равно не услышит тебя
Он все равно не узнает тебя
Если настаиваешь -
Как тебя –
Ведь вы из одной глины

Здесь не пусто –
Это Полая Земля –
То что в тебе
Всё что в тебе
На этом месте может быть любой пейзаж –
Спроси у Зигмунда –
Он даже пытался их толковать…

Мне жаль тебя разочаровывать
Но ты не проснешься
Это не сон
Не галлюцинация…

Я только страж Дверей
Я не просто Страж Дверей!

Он останется здесь.

Переверни зеркало.
Что ты видишь с обратной стороны?
Кого ты видишь в отражении?

Сокровища ожидают каждого –
Приготовь веник и совок –
Сметать несметные…
Запрягай лошадей
Приготовь пару верблюдов для пустыни
Запасись вином
И чувством вины –
Будет о чем по пути…

Эльдорадо за теми горами –
Рукой подать…
Протяни руку – падая…

Чего ты хочешь?
Что ты можешь предложить взамен?
Что ты готов потерять?
И… готов ли ты обрести?
Ведь с наличием бывает труднее
Чем с отсутствием…

Посмотри на вечность глазами тритона
Подожги сокровища и покинь караван…
Только отказавшись можно обрести…

Пора!
Заставь весы исчезнуть!
Время колебаний прошло
И ночь близиться к концу
На своем звездном ковре-самолете…

С первым лучом солнца
Часы пробьют двенадцать раз

Ты проснешься на пляже
Ты наберешь полные ладони песка
Ты возьмешь лук и выстрелишь в солнце

Чего ты боишься?

 

Жизнь Дао / Лингисс Денис

Чудное средоточие бесконечных потоков,
спиралеобразных движений,
елеслышных всплесков,
сердечных чаяний,
благих намерений,
разбегающихся мыслей ,
кто-куда , без оглядки , резво , дерзко , задорно в самую гущу ,
в лесную чащу,
по бездорожью ,
легко и открыто;

веселое открытое движение славного подвига ,
продвижения наугад,
разбегания насовсем,
в неопределенном направлении

А значит к тебе ,
в бурную пучину уникального события,
растущего ,словно на дрожжах ,
во все стороны,
вновь и вновь ,
начиная с самого начала,
до начала времен ,
вдаль до самых крайних пределов и обратно,
в могучем движении ,
вставая по первому твоему зову,
стремясь на передовую.

Это новый день.
Это славный подвиг.
В самом разгаре,
Без остановки и почтения,
Печали и знания,
Славное рвение,
словно маленький уголек, тлеющий радостно, дерзко и весело.


Моя Музыка / Алания Брайн

Я слышу всегда только собственную музыку. В полдень открывая глаза, вижу только мной нарисованные картины
Крашу ногти в алый не потому что сегодня День, перетянутый бантом сатиновым,
Но безответственность приводит меня к болезни.

Я гну свою линию до последнего атома этой вселенной. Мне не хочется больше притворства в выражениях лиц близких.
В безумстве — с завязанным плотно взглядом –
Я ищу настоящего, Но Ни от кого ничего мне в действительности не надо

Я так стремилась быть понятой всеми раньше –
На деле оказалось достаточно одного довольно поверхностного кивка,
Чтобы забыть мгновенно и напрочь Размер своего собственного стиха

Лишь однажды не скривив лицо в подобающей моменту мимике, Потерять человека, который казалось бы…
Это Иллюзия — мир, бестелесная фикция,
Когда-то, очень давно, я на этот счет заблуждалась.

Я не умею любить по-вашему. Согласна. Да Разве вы умеете?
Пять красных роз на свадьбу – и две на похороны, о да, конечно же!
Внимание. Мне не хватает души и друзей по моему настоящему, Ведь мои интересы не перекликаются с вашими

Я бесхарактерна. Если характер – набор привычек и принципов. И безвольна – потому что служу только позывам сердца
И еще, я морально неправильна – потому что люблю то, что, как вам кажется, любви не заслуживает.
Я одиночка – потому что вас попросту слушать не хочется. Не интересно, простите уж

я больше не строю светские рожицы и даже спорить с вами не стану –
в вашу игру – она чересчур примитивная – играть устала
я сегодня интровертно отмалчиваюсь в углу, слушая собственную музыку

Это счастье случилось – внезапно понять сущность жизни –
никогда не давать умолкнуть музыке с только тебе ведомым
Высшим смыслом.


Время / Антонина Ланчевская

Эй, Время, ну-ка давай.. разворачивайся обратно
Хватит меня кромсать на полоски beaf Stroganoff
Я знаю твою изнанку, что кажется безвозвратной
Кто-то уже не раз держал свою руку на кнопке off..
Но я здесь, вполне теплокровна и даже довольна
Жизнью. Ты только дули свои в карманы запрячь
Я повторюсь: мне все еще невыносимо больно,
А из тебя одинаково хреновый и палач, и врач..
Что губы дуешь в своем оскорбленном: «Вот еще!»?
Смешное Ты, когда так упрямишься и сбегаешь
Эй, Время, да Ты же намного беспомощней,
Чем все, так сладко и праздно тебя убивающие..
Да Байрон прав – ты крадешь и крадешься мимо
Не оттого ли, что боишься в глаза взглянуть?..
Ты так старательно играешь в неумолимость
Когда кто-то просит иначе отмерить свой путь..
Ну что ты бычишься исподлобья мне в спину..
Будто бы я обидела тебя за глаза подлой ложью?..
Эй, Время, ведь это твоя привычка – кинуть,
Когда мы доверчивы и беззащитны, в теплое нож..
А у меня на спине, — фиг открутишь, — крылья..
Не ты Одно пыталось их сжечь или искалечить..
Но те, кто пробовал, наверно не вышли рылом..
Они до сих пор верят в то, что ты их излечишь..
Эй, Время, ну-ка давай.. отчаливай восвояси..
Сегодня фея гуляет в замечтательной Стране Чудес..
Там стрелок нет, и сожалений.. и нет «напрасно»
А есть возможность сделать вечное really из quess..

Вариации на тему «Все будет хорошо» / Антонина Ланчевская

Тихо-мурлыканно расчихалась над вещими мыслями,
Мне бы быть рядом и улыбаться смайлом задорным.
Наш разговор, как всегда, заразительно искренный..
Только пронзительно выстрелил отзвук минорный..
Чувствуешь? — Да..потянулась рукой к сигаретам
И, закрывая глаза, выдыхаю себя в междустенок
Дым..едкий дым и чифирь — вкус и запах секретов -
Что-то от дрожи разбитых в зеленке коленок..
Так..помолчим? — Хорошо..обещаю не волноваться,
Надо ли нам изводить на напрасность признаний слова?
Здесь..у меня изогнулась хищной кошачьею грацией
Липа. Представь, как тихонечко шепчет листва..
Нет..это даже не мантра «все будет в порядке»..
Слишком стремимся мы прыгать через ступеньку,
Выше, быстрее, сильнее..и все..без оглядки..
Слышишь?.. — Да..возвращаюсь к разбитым коленкам..
Мой гладкоствольный раскидисто-ясный Ясень,
Словно устав от пижонства, стал задумчиво-тихим..
Знаешь, о чем он молчит?.. — О «все не напрасно»..
.. И улыбается странно-чеширски-ямвлИхово..

 

Начало Сказки / Антонина Ланчевская

Вязкая связанность в_Лодзя и музыки Cello
Девушки-феи под именем Violin
Nomen est Omen – поют а_капеллы капели
Тикают таки в режиме весеннем ding-ding..
Лодочкой ладят лебедки шершавых ладоней
Рыцаря-мага под именем Snowball-
Tree, нарисовавшем четыре портрета на фоне
Завладевающей миром красавицы Fall.
Белую шубку на плечики барышни City
Ищет отважный охотник de Violence
Тетушка Winter вздыхает: «Куда так спешите?»
Время придет in а quarter past Silence..
В норку на поиски сказки ныряет Pleasance-
Милая Муза птицы-заики До-До..
Все в этом мире зависит от наших impressions -
Знает об этом девочка в тыкве-ландо..
Рыцарь в пути еще ненаписанной сказки..
Violin на струнах рисует узор Hoarfrost
Лист нотоносный в piano особенно ласков..
Все наши буквы равнение держат на Ost..
Вязкая связанность в_Лодзя и музыки Cello -
Wonderful present of Destiny.. — и они
Знают о том, что когда-то все же сумеют
Струнами стать на одной на двоих violin..


Геометрия цикл Простуда / Яна Сталевар

Ещё не отойдя от крашеных перил сходящих низ в тревожный поперёк
Я замечаю образ мутный, жидкости настил,
суспензию воды гремучей, из глины красной сок.
Он — маячок меж двух, меж трёх, меж множеством вокруг
таких же заводных бастующих и непохожих
но по краям соединенных в круг
на фотографиях, что встык, лишь чувством схожих
Одним на всех, одним на каждого, одним на одного,
за всех по одиночке сладкой боли выдав
Их одиночество застигло впрок
врасплох ч/б устроив в собственных квартирах.

Огни ночного города, я ваши параллели чту
Потоки рек впускаю мирно ворохом и цветом
Мне образ-образы приходят под углом и будто в профиль метят, но не целясь
Моё самодоволие их ловит по привычке ртом
немым как рыбий
предательским
как его гений, но
господи, я знаю
знаю,
что потом
распад и благодетель песнопений

И буду ли когда-нибудь распятым на мосту
И буду ли когда-нибудь я слышать
И несмотря на столь стремительную и плюс еще слепую высоту
И несмотря на неподвижную чеку моей счастливой желтой веры,
Я никогда не дам себя распнуть
Я никогда не дам себя кому-нибудь на время.

Моих противоречий каменный узор
тот образ тоже мой
они — смутьяны
И красно-белый пёс сторожевой
идёт по мостовой, косясь
то влево -
пьяный -
то вправо
Боже мой
и нет ограды
на нарисованной на самом деле мостовой
в озвученных прикосновением перилах
он любит параллельное фундаментально злое вдоль
и строгость надписей на мраморах могильных.

Leave a Reply